No Image

Уголовная ответственность за сокрытие налогов

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Неуплата налогов и страховых взносов помимо неприятностей с ИФНС может обернуться и уголовным преследованием. На основании соответствующих норм Уголовного кодекса и анализа реальных приговоров расскажем, за что должностное лицо компании может попасть на скамью подсудимых.

Уголовный кодекс содержит четыре статьи, по которым наказывают за правонарушения налогового характера 1 . Две из них предусматривают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, третья вводит уголовное наказание для налоговых агентов, четвертая карает за сокрытие денег и иного имущества предпринимателя или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение от уплаты налогов

Ответственность за уклонение от уплаты налогов (взносов) организациями предусмотрена ст. 199 УК РФ, физическими лицами — ст. 198 УК РФ. Посмотрим, какая недоимка и при каких условиях может считаться уголовным преступлением.

Важно, сколько…

Преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов (взносов) на определенную сумму.

Статьи 199 и 198 УК РФ гласят, что уклонение от уплаты налогов (взносов) является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов (взносов) на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов (взносов), если она превышает 5 млн руб. в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов (взносов) превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года (примечание к ст. 199 УК РФ). Недоимка менее 5 млн руб. уголовно не наказуема ни при каких условиях.

…и как

При решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов обязательно учитывается способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

непредставление налоговой декларации, расчета или других обязательных по НК РФ документов;

включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные НК РФ документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — постановление № 64). К таким документам, в частности, относятся: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций (ст. 145 НК РФ), расчеты по авансовым платежам, годовые отчеты о деятельности иностранной организации (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации и прочие документы, предусмотренные НК РФ. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель организации составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы. И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций. Уклонение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухучета по решению руководителя их не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество. Такие действия руководителя следствие квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

В случае когда в компании имеется главбух, руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета. Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить: во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации; во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций; наконец, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел неуплаты налога путем непредставления декларации или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Показательными в этой части являются приговор Серпуховского городского суда Московской области от 02.06.2011 по делу № 1-37/2011 и Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013. В этих делах был выявлен факт неправомерного применения компанией спецрежимов. Однако после этого главбух все равно не оформил и не представил в налоговые инспекции декларации по НДС и налогу на прибыль за то время, когда компания не имела права на спецрежим. При этом фактов, подтверждающих, что главбух бездействовал по указанию руководителя, не имелось. В таких случаях, как отметили судьи, вся вина за неуплаченные суммы налога ложится на главбуха, поскольку именно он является лицом, ответственным за ведение налогового учета и представление деклараций.

Налоговый агент: внимание на личные мотивы

Следующее деяние, которое УК РФ рассматривает как преступление, — это неисполнение налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет соответствующих сумм налогов (ст. 199.1 УК РФ). Угроза уголовного преследования по этой статье возникает, если сумма недоимки тянет на крупный размер, критерии которого мы уже приводили выше. А в качестве второго условия для уголовной ответственности законодатель ввел личную заинтересованность налогового агента в невыполнении данных обязанностей.

Казалось бы, применение этой статьи должно быть единичным, ведь случаи, когда руководитель или главбух специально (умышленно) не перечисляют удержанные у работников суммы НДФЛ, присваивая их себе, не так уж и распространены.

Однако Пленум Верховного суда РФ в п. 17 постановления № 64 указал, что личный интерес как мотив данного преступления должен рассматриваться шире, чем просто личное обогащение. В частности, по мнению Пленума, личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. Подобный подход нашел широкое применение на практике.

В качестве элементов личной заинтересованности следствие и суды признают желание руководителя сохранить за собой должность и заработную плату, выглядеть в глазах акционеров и совета директоров общества опытным, деловым и тактически грамотным в вопросах ведения бизнеса директором. Подобные мотивы рассматриваются судами как карьеризм и желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу со стороны учредителей общества (Апелляционное определение Воронежского областного суда от 17.10.2017 по делу № 33-7103, постановление Президиума Тульского областного суда от 21.06.2016).

Кроме того, личной заинтересованностью суды признают и стремление руководителей — собственников бизнеса вложить удержанный НДФЛ в развитие предприятия, расчеты с поставщиками и т.п. (Апелляционное определение Московского областного суда от 04.06.2013 по делу № 22-4285/13).

Сокрытие имущества: законное становится наказуемым

Четвертая «налоговая» статья УК РФ, пожалуй, самая коварная. Она предусматривает ответственность за сокрытие денег и иного имущества, за счет которых ИФНС могла бы взыскать недоимку. Коварность этой статьи наилучшим образом описал Свердловский областной суд в апелляционном постановлении от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017: «Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам в крупном размере. Сокрытие имущества или денежных средств осуществляется, как правило, легальным способом, путем совершения различных гражданско-правовых сделок, открытия новых расчетных счетов в банках, что также не запрещено законом».

Как видим, в данном случае состав преступления образуют самые обычные легальные действия руководителя организации — проведение взаимозачетов, поручение осуществлять оплату минуя счета организации, открытие новых счетов при наличии инкассо от ИФНС на действующих и т.п. Вот несколько примеров реальных приговоров по ст. 199.2 УК РФ с описанием сути преступления.

Читайте также:  Постоплата по договору поставки

Московским городским судом признан обоснованным приговор руководителю, который направлял контрагентам распорядительные письма о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета возглавляемой им организации, операции по которым закрыты в расходной части на основании решений налогового органа о приостановлении операций по счетам, и к которым предъявлены инкассовые поручения на уплату недоимки по налоговым платежам (Определение от 19.03.2018 № 4г/1-2192).

Хабаровский краевой суд утвердил обвинительный приговор генеральному директору, который, зная о наличии у компании недоимки по налогам, а также о том, что на расчетные счета общества выставлены инкассовые поручения, которые должны исполняться по мере поступления денежных средств, давал указания главному бухгалтеру организации и иным лицам о составлении соглашений о проведении взаимозачетов, актов взаимозачетов между обществом и контрагентом, распоряжений контрагенту-должнику о перечислении денежных средств на счета третьих лиц, минуя расчетные счета компании, а также заключении соглашений о переуступке долга (Апелляционное определение от 16.06.2017 по делу № 33-3993/2017).

В апелляционном определении Свердловского областного суда от 20.07.2017 по делу № 33-10649/2017 находим указание на правомерность привлечения к уголовной ответственности руководителя компании, который, зная об имеющейся задолженности по уплате налогов, а также о том, что на расчетных счетах предприятия налоговым органом выставлены инкассовые поручения, открыл новый расчетный счет, при помощи которого успел произвести расчеты с контрагентами. Аналогичные действия руководителя признал уголовно наказуемыми и Московский городской суд (Апелляционное определение от 14.11.2017 по делу № 33-46734).

Важным условием для привлечения к ответственности по ст. 199.2 УК РФ является направленность действий руководителя именно на сокрытие имущества от ИФНС. То есть умысел директора должен быть направлен на то, чтобы затруднить или сделать невозможным для налоговиков взыскание начисленных организации сумм недоимки, пеней и штрафов. Если же действия по сокрытию средств хотя и имели место в реальности, но преследовали другие цели, то уголовная ответственность не наступает.

В качестве примера такой ситуации можно привести уже упоминавшееся Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14.12.2017 по делу № 22-8028/2017. В этом деле руководитель организации, за которой числилась недоимка и счета которой были заблокированы инкассовыми поручениями ИФНС, направлял контрагентам распорядительные письма с указанием о производстве оплаты за организацию, минуя ее расчетный счет, напрямую кредиторам компании.

Однако целью данных действий, как установил суд, являлось не сокрытие денег от налоговой, а поддержание бесперебойного производственного цикла. Дело в том, что организация занималась производством чугуна, и в силу технологических особенностей остановка литейных цехов в связи с отсутствием сырья для литейного оборудования либо в связи с отключением снабжающими компаниями энергоресурсов, вызванным неуплатой, могла привести к техногенной аварии.

Таким образом, как указал суд, в данной ситуации руководитель организации не имел права принять решение о прекращении предпринимательской деятельности предприятия и направлении всех средств на уплату налоговой недоимки. Такое решение привело бы к остановке работы опасных производственных объектов, созданию угрозы техногенной аварии, а также утрате рабочих мест около 1000 человек, что в итоге могло нанести ущерб, значительно превышающий размер денежных средств, в сокрытии которых его обвиняют. Соответственно, действия по распоряжению дебиторской задолженностью предприятия выполнялись директором не с целью сокрытия средств от ИФНС, а в интересах сохранения работоспособности крупного предприятия, рабочих мест для значительного количества граждан. При таких обстоятельствах оснований для привлечения руководителя к уголовной ответственности по ст. 199.2 УК РФ не имеется.

Кому ответ держать

Разобравшись с теми действиями, которые могут привести должностных лиц организации на скамью подсудимых, перейдем к другому немаловажному вопросу, который мы уже частично затронули при обсуждении уклонения от уплаты налогов путем непредставления декларации. Речь идет о том, кто именно отвечает по «налоговым» статьям УК РФ: директор как лицо, представляющее интересы организации во всех правоотношениях, или главный бухгалтер как профессионал в сфере налогов.

Сразу скажем, что юридических препятствий для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов именно главного бухгалтера или иного работника бухгалтерии не имеется. Ведь еще в 2006 г. в уже упоминавшемся выше постановлении № 64 было сказано, что субъектом преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, может быть как главный, так и обычный бухгалтер, и даже лицо вообще без соответствующей должности, если оно фактически выполняет функции бухгалтера на предприятии.

Однако на практике в подавляющем большинстве случаев к уголовной ответственности привлекаются все же руководители. А прочие сотрудники (в том числе главбух) проходят в уголовном деле в качестве свидетелей. Причем даже в тех случаях, когда директор прямо пытается переложить вину на профессионала-бухгалтера. При этом судьи указывают, что ущерб Российской Федерации причинен организацией-налогоплательщиком по вине руководителя, уполномоченного представлять интересы указанной организации. В связи с этим именно руководитель является лицом, ответственным в рамках УК РФ. Главный же бухгалтер организации не является лицом, уполномоченным представлять организацию на основании закона или ее учредительных документов, а потому на него не может быть возложена уголовная ответственность в связи с неуплатой юридическим лицом налогов (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 04.07.2017 по делу № 11-8139/2017).

Также причиной редкого осуждения сотрудников бухгалтерии является тот факт, что для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов следствию и суду необходимо установить умышленный характер действий всех участников. И в отношении бухгалтеров такой умысел доказать гораздо сложнее, чем в отношении руководителей. Так что во многих приговорах можно видеть фразу о том, что главбух не был осведомлен о преступных намерениях директора. Хотя и тут есть исключения.

Приведем несколько конкретных примеров.

Приговором Ступинского городского суда Московской области от 05.04.2017 по делу № 1-59/2017 был признан виновным в уклонении от налогов через фирмы-однодневки главный бухгалтер. Следствие установило, что все операции по банковскому счету организации совершались исключительно по единоличному решению главбуха, так как именно у него находилась флэш-карта с паролем от банк-клиента. При этом СМС-сообщения о движении денежных средств по счету организации также поступали на мобильный телефон бухгалтера. Кроме того, главбух имел доступ к печати компании.

Эти обстоятельства дали возможность суду утверждать, что главбух имел возможность соотносить реальные сделки с теми, которые оформлены от лица компании только для видимости. При этом в силу своих должностных обязанностей главбух был осведомлен об объемах и ассортименте фактически поставленного сырья, фактической стоимости поставляемой продукции и данных о реальных поставщиках. А значит, в тех случаях, когда главбух принимал к оплате и проводил по бухучету фиктивные счета-фактуры, договоры и акты, он действовал именно с умыслом на уклонение от налогов. И точно так же с умыслом переносил эти фиктивные данные в соответствующие декларации по налогу на прибыль и НДС. Поэтому вполне правомерно привлечен к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

Помимо доступа к счетам и печатям о заинтересованности главбуха в уклонении от налогов могут свидетельствовать и другие обстоятельства. К примеру, электронные письма, из которых следует, что главбух был в курсе махинаций с ценами и занижения налоговой базы (Апелляционное определение Московского городского суда от 15.04.2015 по делу № 10-4640/15). Или обнаруженные следствием пустые листы, бланки предприятия и незаполненные платежные поручения, на которых уже проставлена подпись руководителя (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 24.06.2013 по делу № 22-6971/2013).

1 В статье речь идет о правонарушениях, связанных с налогами и взносами, уплата которых предусмотрена Налоговым кодексом. Нормы, определяющие уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве (ст. 199.3 и 199.4 УК РФ), которые налоговыми платежами по правилам НК РФ не являются, в статье не рассматриваются.

Уголовная ответственность за неуплату налогов предусмотрена УК РФ. Если в рамках налоговой ответственности контролеры вправе взыскать с плательщика штраф за неуплату налогов (а также пени), то в УК кроме штрафов указаны и более строгие наказания, вплоть до лишения свободы (ст. 198, 199 УК РФ).

Но прежде чем разбирать конкретные статьи УК РФ, рассмотрим важные отличия между налоговой и уголовной ответственностью за уклонение от уплаты налогов, чтобы понять, при каких обстоятельствах налогоплательщик может быть привлечен именно к уголовной ответственности.

Критерий Налоговая ответственность Уголовная ответственность
Субъект ответственности Организации, индивидуальные предприниматели, физически лица Только физические лица (в том числе обладающие статусом ИП), вменяемые и достигшие определенного возраста (ст. 19 УК РФ). К примеру, директор, учредитель и др.
Размер суммы недоимки Не имеет значения Должен быть крупным или особо крупным
Наличие умысла для привлечения к ответственности Не обязательно Обязательно
Читайте также:  В ходе инвентаризации выявляются излишки

Когда наступает уголовная ответственность за неуплату налогов

Уклонению от уплаты налогов в УК РФ посвящено сразу две статьи (ст. 198, 199 УК РФ). Составы преступлений, предусмотренных ими, заключаются в неуплате налогов в крупном или особо крупном размере в связи с непредставлением физическим лицом / организацией налоговой декларации или иных документов, либо с включением в них ложной информации.

Преступление Размер неуплаченной суммы Санкции за неуплату налогов (вид наказания)
Уклонение от уплаты налогов с физического лица в крупном размере Сумма налогов, составляющая за период в пределах 3 финансовых лет подряд, более 900 тыс. руб. при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов, либо превышающая 2,7 млн. руб. — либо штраф в размере 100 – 300 тыс. руб. или в размере зарплаты / иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет;
— либо принудительные работы на срок до 1 года;
— либо арест на срок до 6 месяцев;
— либо лишение свободы на срок до 1 года
Уклонение от уплаты налогов с физического лица в особо крупном размере Сумма налогов, составляющая за период в пределах 3 финансовых лет подряд, более 4,5 млн. руб. при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов, либо превышающая 13,5 млн. руб. — либо штраф в размере 200 – 500 тыс. руб. или в размере зарплаты / иного дохода осужденного за период от 18 месяцев до 3 лет;
— либо принудительные работы на срок до 3 лет;
— либо лишение свободы на срок до 3 лет
Уклонение от уплаты налогов с организаций в крупном размере Сумма налогов, составляющая за период в пределах 3 финансовых лет подряд, более 5 млн. руб. при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 25% подлежащих уплате сумм налогов, либо превышающая 15 млн. руб. — либо штраф в размере 100 – 300 тыс. руб. или в размере зарплаты / иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет;
— либо принудительные работы на срок до 2 лет, возможно также с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет;
— либо арест на срок до 6 месяцев;
— либо лишение свободы на срок до 2 лет, возможно также с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет
Уклонение от уплаты налогов с организаций в особо крупном размере либо совершенное группой лиц по предварительному сговору Сумма налогов, составляющая за период в пределах 3 финансовых лет подряд, более 15 млн. руб. при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, либо превышающая 45 млн. руб. — либо штраф в размере 200 – 500 тыс. руб. или в размере зарплаты / иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет;
— либо принудительные работы на срок до 5 лет, возможно также с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет;
— либо лишение свободы на срок до 6 лет, возможно также с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет

Лицо может быть освобождено от уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов по УК РФ, если (п. 2 примечания ст. 198, п. 2 примечания ст. 199 УК РФ):

  • преступление им было совершено впервые;
  • были уплачены сумма недоимки, пени и штрафа, установленного НК РФ. Сделать это нужно до первого судебного заседания по уголовному делу (ч. 1, 2 ст. 28.1 УПК РФ).

Уголовная ответственность за налоговые правонарушения 2019

Уголовная ответственность за налоговые преступления – это не только ответственность за неуплату налогов. К уголовной ответственности также могут привлечь:

  • налоговых агентов, не исполняющих свои обязанности, установленные НК РФ по исчислению, удержанию и перечислению налогов (ст. 199.1 УК РФ);
  • руководителя организации или ИП, скрывшего денежные средства или имущество, за счет которых могла быть взыскана недоимка (ст. 199.2 УК РФ).

Уголовно-правовая характеристика «налоговых» преступлений

Статьи 198 и 199 УК РФ предусматривают ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица и организаций соответственно.

Индивидуальные предприниматели несут ответственность по ст.198 УК РФ как физические лица.

Для налогоплательщиков–индивидуальных предпринимателей уголовная ответственность по п.1 ст.198 УК РФ наступает либо в случае уклонения от уплаты налогов на сумму свыше 600 тыс. рублей (если при этом доля неуплаченных налогов за 3 финансовых года превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов), либо в случае уклонения от уплаты налогов на сумму свыше 1 млн. 800 тыс. рублей (независимо от доли неуплаченных налогов). Аналогичным образом для налогоплательщиков–юридических лиц уголовная ответственность по п.1 ст.199 НК РФ наступает в случае неуплаты 2 млн. или 6 млн. рублей соответственно.

За неисполнение обязанностей налогового агента возможна ответственность по ст.199.1 НК РФ. Это случаи, например, неудержания и/или неперечисления в бюджет НДФЛ при выплате заработной платы сотрудникам, а также НДС при выплате доходов иностранной организации, не имеющей в России постоянного представительства.

Субъект преступления четко в статье 199.1 УК РФ не определен – это лицо, которое наделено какими-то управленческими функциями на предприятии. Так что субъектом может стать кто угодно. Обычно это бухгалтера, в соответствии с должностной инструкцией именно на них чаще всего возлагается обязанность исчислить налог, удержать и перечислить в бюджет.

Ключевой момент – наличие корыстного мотива (личная заинтересованность). Доказательством корыстного мотива, как свидетельствует судебная практика, являются, например, такие факты, когда в условиях неперечисления налога в бюджет:

  • бухгалтер и/или директор получают премию;
  • произведена оплата контрагенту – аффилированному лицу;
  • выплачена заработная плата сотрудникам. Личная заинтересованность директора, по мнению судов, состоит в этом случае в том, что он хочет укрепить авторитет в глазах подчиненных.

Единственный способ избежать привлечения к ответственности по ст. 199.1 УК РФ – доказать полное отсутствие денег на предприятии.

Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов».

В этой статье «крупный размер» отличается от вышеперечисленных статей, определяется в соответствии с примечанием к статье 169 УК РФ и составляет 1,5 миллиона рублей.

Доля привлечения к ответственности по этой статьей среди всех налоговых преступлений составляет 50-60 процентов.

Новые статьи УК, или «мнимая» борьба с однодневками

Государство продолжает борьбу с фирмами-однодневками, а также с так называемыми «быстрыми» ликвидациями путем присоединения к номинальным компаниям. Федеральным законом от 07.12.2011 г. № 419-ФЗ введены статьи 173.1 и 173.2, которыми предусмотрена уголовная ответственность за следующие виды преступлений:

1) Образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц. Под подставными лицами понимаются учредители (участники) или органы управления юридического лица, которое было образовано (создано, реорганизовано) путем введения данных лиц в заблуждение.

2) Предоставление документа, удостоверяющего личность, или выдача доверенности, если эти действия совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами и иным имуществом;

3) Приобретение документа, удостоверяющего личность, или использование персональных данных, полученных незаконным путем, если эти деяния совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами и иным имуществом. Под приобретением документа, удостоверяющего личность, понимается его получение на возмездной или безвозмездной основе, присвоение найденного или похищенного документа, удостоверяющего личность, а также завладение им путем обмана или злоупотребления доверием.

За перечисленные виды преступлений предусмотрена ответственность в виде штрафов, обязательных и принудительных работ, а также реального лишения свободы на срок до трех лет.

Данный Федеральный закон вступил в силу 08.12.2011.

Однако, как заявляют адвокаты по экономическим преступлениям, да и сами полицейские, новые статьи абсолютно неприменимы на практике.

До 2010 в УК РФ была достаточно широкая статья «Лжепредпринимательство», которая предусматривала ответственность в том числе за создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, имеющее целью освобождение от налогов.

По сути, новая статья 173.1 УК призвана заменить отмененную годом ранее статью «Лжепредпринимательство».

Между тем, составообразующим признаком новой статьи является введение в заблуждение учредителей юридического лица. То есть для того, чтобы избежать ответственности по данной статье за образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц, необходимо, чтобы это подставное лицо (или по-другому – номинал) на допросе или в суде подтвердил, что он осознавал, что от его имени учреждается компания.

Читайте также:  Взыскание суммы долга по договору займа

Привлечение к ответственности самих номиналов за предоставление ими документов для создания новых юридических лиц по ст.173.2 УК РФ также маловероятно.

Согласно формулировке новой статьи, составообразующим признаком будет цель предоставления документа, удостоверяющего личность, или выдачи доверенности – для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом. То есть номинал уже в момент предоставления своего паспорта (выдачи доверенности на право представления его интересов в регистрирующих органах) должен сознавать, что юридическое лицо будет создано для определенных преступлений. Очевидно, что доказывать это будет проблематично. Единственным возможным доказательством в данном случае станет переписка.

Решение налогового органа как основание для возбуждения уголовного дела

Согласно п.3 ст.108 Налоговой кодекса РФ (редакция 2010 года) основанием для привлечения лица к ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу.

Из буквального толкования этой нормы следует, что только после того, как соответствующее решение инспекции по результатам налоговой проверки вступит в силу, органами внутренних дел может быть решен вопрос о наличии оснований для возбуждения уголовного дела и привлечения нерадивого налогоплательщика к налоговой ответственности.

В 2011 г. Федеральным законом от 06.12.2011 № 407-ФЗ были введены соответствующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Новый п. 1.1. статьи 140 УПК гласит, что «Поводом для возбуждения уголовного дела по всем налоговым преступлениям (статьи 198 – 199.2 УК РФ) служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела», гласит данный пункт.

Налоговые органы обязаны направить материалы в следственные органы, если в течение двух месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога (сбора), направленного налогоплательщику на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, данное требование не исполнено, а сумма недоимки достаточна для возбуждения уголовного дела (п. 3 ст.32 НК РФ). Только после этого может быть решен вопрос о возбуждении уголовного дела.

Между тем, обжалование решения налогового органа в арбитражном суде не препятствует расследованию уголовного дела! Дажеприостановление исполнения требования в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения налогового органа в арбитражном суде (принятие обеспечительных мер в виде запрета принудительного исполнения решения и требования) не влияет на течение указанного выше двухмесячного срока и обязанность инспектора направить материалы налоговой проверки в следственные органы. Решение инспекции считается вступившим в силу и может служить основанием для возбуждения уголовного дела.

Примечательно, что законодатель использует разные понятия: «повод для возбуждения» в УПК РФ и «основание для привлечения к ответственности» в Налоговом кодексе РФ. Уголовное дело возбуждается по определенному поводу и при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Очевидно, что материалы налогового органа, направленные в следственные органы, подпадают под категорию «основание», поскольку содержат в себе фактически все данные о предполагаемом преступлении. До 2012 года практика всегда шла по тому пути, что без решения ИНФС о доначислении налогов нет именно основания для возбуждения уголовного дела. Но законодатель решил использовать понятие «повод», фактически приравняв материалы налогового органа (достаточно большие по своему объему) к заявлению или сообщению о преступлении.

Более того, если УПК РФ установлены определенные требования к явке с повинной, к заявлению о преступлении, то понятие «материалы, которые направленные налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела» остается размытым.

Преюдиция

Особое внимание следует обратить на новую редакцию ст.90 УПК РФ «Преюдиция». В соответствии с ней обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Подчеркнем, что «обстоятельства» и только «обстоятельства», установленные решением арбитражного суда, должны учитываться органами внутренних дел в процессе уголовного преследования.

Проблема состоит в том, что Арбитражный суд, установив нарушение налоговым органом порядка проведения налоговой проверки (например, рассмотрение материалов проверки без извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения), в большинстве случаев не утруждает себя исследованием, а тем более – подробным описанием в своем решении обстоятельств совершения налогового правонарушения. Даже в том случае, если помимо пресловутых процессуальных нарушений и сами доначисления налогов по существу являются неправомерными. Между тем, именно подробные описания в мотивировочной части решения арбитражного суда оснований признания доначислений незаконными и будут учтены в качестве «обстоятельств» при рассмотрении уголовного дела. Иными словами, важен не только результат рассмотрения арбитражного дела, но и мотивы, по которым суд пришел к такому результату. В связи с этим особое значение приобретает качественная и детальная проработка доказательственной базы в арбитражном процессе, оформление всех дополнительных доводов в письменном виде и приобщение их к материалам дела, отражение всех существующих обстоятельств, свидетельствующих о незаконности результатов проверки.

Кроме того, в случае, если налоговая проверка касалась деятельности организации, в арбитражном суде будет решен вопрос о виновности или невиновности именно самой организации. В то же время, уголовное преследование будет проводиться в отношении физического лица, чаще всего – в отношении руководителя. При этом как следственная, так и судебная практика устанавливают, что к ответственности может быть привлечен не только формальный руководитель, а любое лицо, фактически исполняющее функции руководителя. Грубо говоря, если директор номинальный, к ответственности будет привлечено лицо, принимающее ключевые решения о хозяйственной деятельности, о заключении сделок. Или могут быть привлечены участники ООО, формально не занимающие должностей в обществе, но фактически руководящие его деятельностью.

Важно отметить, что установление налоговым органом факта получения организацией необоснованной налоговой выгоды по неосторожности автоматически не исключает наличие умысла на уменьшение налоговой базы у конкретного должностного лица организации. В связи этим также, еще на стадии рассмотрения дела в арбитражном суде, следует установить обстоятельства, из которых следует непричастность должностных лиц организации к допущенным нарушениям Налогового кодекса РФ, со ссылкой, в том числе, на недобросовестность контрагентов.

Основания для прекращения преследования по уголовному делу

Обращаем ваше внимание на то, примечания к статьям 198, 199 УК РФ, вступившие в силу в начале 2010 года, устанавливают, что лицо, впервые совершившее преступное уклонение от уплаты налогов и сборов в соответствии со статьями 198, 199, 199.1 УК РФ (ст.199.2 УК РФ не входит в этот список!), освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило суммы недоимки, пеней и штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

В конце 2010 года УПК РФ также дополнен статьей 28.1, предусмотревшей право суда, следователя с согласия руководителя следственного органа или дознавателя с согласия прокурора прекратить уголовное преследование лица по преступлениям, предусмотренным статьями 198-199.1 УК в случае возмещения им причиненного вреда, то есть:

1) недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу;

2) соответствующих пеней;

3) штрафов в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

К сожалению, изменения так и не устранили коллизию материальных и процессуальных норм, которая появилась в 2010 году. Дело в том, что Уголовный кодекс ничего не говорит о стадии, на которой лицо имеет право возместить ущерб и избежать уголовной ответственности, а уголовно-процессуальный кодекс ограничивал факт уплаты стадией предварительного следствия, то есть сроком до назначения судебного заседания. С точки зрения общей теории права, УК РФ должен иметь приоритет в данном случае, однако практика неоднозначно разрешает данную коллизию.

Освобождение от ответственности по статье 199.2 УК РФ (сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производится взыскание налогов) с 08.12.2011 ужесточилось в соответствии со статьей 76.1 УК РФ. До этого, можно было, используя ст. 75 УК «Деятельное раскаяние», избежать ответственности, уплатив сумму ущерба в бюджет. Теперь же дело прекращается только после возмещения суммы ущерба (налог, пени, штраф), а также уплаты вдобавок к этому еще и «штрафной» пятикратной его суммы в бюджет! То есть по сути это тот же штраф, но только без судимости у конкретного физического лица.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector